Нейротропные свойства яда (часть2)

Начало. При изучении влияния пчелиного яда на высшую нервную деятельность установлено, что под влиянием яда происходит торможение условно-рефлекторной деятельности животных — наблюдается исчезновение условных рефлексов или возрастание их латентного периода (Артемов, 1969). При этом наблюдалось рас-тормаживание дифференцировки, что свидетельствовало об ослаблении внутреннего торможения. Автор полагает, что описанные изменения высшей нервной деятельности под влиянием пчелиного яда свидетельствуют о развитом защитном (охранительном) торможении в высших отделах ЦНС животных. Такое торможение можно рассматривать как часть вызываемой ядом неспецифической защиты и приспособительной реакции организма.
Таким образом, нервная система как основная интегрирующая система организма энергично реагирует на проникший в организм токсический агент — пчелиный яд. Разумеется, необходимо учитывать и опосредованные другими системами реакции ЦНС — в ча-стности, угнетение электрофизиологических характеристик коры головного мозга происходит на фоне падения артериального давления и падения объема сердечного выброса. Однако независимо от того, первичны или вторичны реакции ЦНС на пчелиный яд, они являются главенствующими для организации . организмом системы защиты и приспособления функционирования систем в изменившихся условиях. Укажем, что нейротропный эффект яда проявляется очень быстро. Уже через несколько секунд после попадания токсина в ткани изменяется функциональное состояние нервной системы на всех уровнях — периферическом и центральном. Эффекты изменения функционирования ЦНС в этих условиях, как мы уже указывали, будут определяться как количеством попавшего в организм яда, так и реактивностью, состоянием самого организма.
Описывая действие яда на нервную систему, мы до сих пор рассматривали в основном сугубо физиологические реакции, полученные в экспериментах на животных. Тождественность аналогичных реакций у человека не вызывает сомнений. Однако когда мы говорим о человеке, сложность реагирования его организма на действие пчелиного яда во многом усложняется. В первую очередь это касается реагирования нервной системы. И первая реакция, которая возникает на ужаление пчелой — это боль, т.е., согласно классическому определению, — неприятное сенсорное и эмоциональное состояние, обусловленное повреждающим воздействием или иным патологическим процессом. Болевую реакцию организма человека, возникающую на воздействие пчелиного яда, целесообразно рассмотреть более подробно в связи с парадоксальным на первый взгляд последующим эффектом обезболивания организма или отдельных его частей.

Вообще боль, как сказал много лет назад знаменитый исследователь в этой области профессор В.Ф. Чиж, — «является самой первой реакцией на убивающее живую ткань раздражение, и самое ничтожное раздражение, например укол булавки, капля уксусной кислоты, вызывает боль». Оценивая болевую реакцию как эволюционное приспособление организмов к выживанию, автор далее пишет: «Боль необходимо рассматривать как предупреждение об опасности, она сообщает организму, что если раздражение будет продолжено и будет интенсивнее, живая ткань, составляющая организм, превратится в мертвую ткань». Пчелиный яд, попавший в организм, несомненно, должен привести к болевой реакции. Это обеспечивает своеобразная композиция веществ яда. Боль возникает вследствие раздражения специальных болевых (ноцицептив-ных) рецепторов и поступления от них импульсов и импульсов различной интенсивности с других периферических рецепторов в центральную нервную систему (ЦНС).

Согласно современным положениям, болевые рецепторы в большом количестве содержатся в различных тканях и органах и имеют множество концевых разветвлений неинкапсулированных (свободных) нервных окончаний, которые и являются структурами, активируемыми болевым воздействием. Отличительной особенностью таких свободных немиелинизированных нервных окончаний является их высокая хемочувствительность. Полагают даже, что болевой рецептор по своей природе не ноцицептивен, а «хемоцеп-тивен», поскольку любое воздействие, приводящее к повреждению тканей и являющееся адекватным для ноцицептора (болевого рецептора), сопровождается высвобождением алгогенных (вызывающих боль) химических агентов (Игнатов, Зайцев, 1990). Выделяют несколько типов таких веществ: тканевые (гистамин, серотонин, ацетилхолин, простагландины, некоторые ионы), плазменные (брадикииин, каллидин) и выделяющиеся из самих нервных окончаний (субстанция Р). При этом одни (тканевые) непосредственно активируют концевые разветвления немиелинизированных нервных волокон и вызывают импульсную активность, приводящую к возникновению боли. Другие, сами не вызывающие боли, усиливают эффект ноцицептивного воздействия. Например, субстанция Р выделяется непосредственно из нервных терминалей и, взаимодействуя с рецепторами, локализованными на их мембране — деполяризуя ее, стимулирует генерацию импульсного болевого потока.
Следует указать, что боль возникает не только вследствие раздражения вышеописанных специальных «ноцицепторов», а и вследствие избыточной активации вообще всех типов рецепторов тканей, которые в норме реагируют только на неболевые стимулы. В формировании ощущения головной боли в этих случаях главное значение имеет интенсивность воздействия, закодированная в характере импульсной активности, направляющейся в ЦНС.

Боль, выполняющая сигнальную функцию, определяет ответные реакции организма, направленные на мобилизацию регулирующих систем организма для устранения болевого воздействия или его последствий. Наряду с включением механизмов, определяющих эмоционально-аффективные проявления боли, которые в Функциональном плане являются одновременно стимулом к активному предотвращению чрезвычайного вредоносного раздражителя, также активируются процессы вегетативного реагирования. Например, гемодинамические реакции, возникающие сразу после °Щущения боли, направлены прежде всего на обеспечение возросших потребностей скелетной мускулатуры, необходимое для реализации комплекса поведенчески-моторных актов активной обороны или избегания. Таким образом, боль является наиболее важным звеном, запускающим цепь адаптивных реакций организма к изменившимся условиям среды.
Из вышесказанного очевидно, что пчелиный яд, обладающий целым набором готовых алгогснных веществ, должен вызывать мощную болевую реакцию сразу после попадания в организм. При этом компоненты яда могут обладать как непосредственными ал-гогенными свойствами, так и активировать другие типы эндогенных, вызывающих боль веществ. Наличие больших количеств гис-тамина (1-3%) в яде, других биогенных аминов, гистаминсодержащих пептидов (прокамин) приводит к прямому активированию ими ноцицепторов. Вместе с тем, эта активация на гистамин усугубляется мощным гистаминвысвобождающим действием из тучных клеток самого организма других компонентов яда — мелитти-на, МСД-пептида и др., в результате чего концентрация гистамина в пораженном участке резко повышается.
Установлено, что после введения яда в организме повышается содержание простагландинов, обладающих алгогенными свойствами. Это неудивительно, если учесть, что пчелиный яд содержит большое количество фосфолипазы А2. Известно, что при повреждении ткани или ее раздражении в ней усиливается синтез простагландинов (Лоуренс, Беннит, 1991). Простагландины обладают двумя основными свойствами: служат медиаторами воспаления и повышают чувствительность нервных окончаний, снижая порог их реакции на раздражитель, как на механический (например, отек ткани), так и химический. В результате все другие медиаторы воспалительной реакции — гистамин, серотонин, брадикинин и др., вызывают более сильные импульсы чувствительных окончаний. Простагландины являются производными арахидоновой кислоты, которая в эстерифицированной форме входит в состав фосфолипи-дов клеточных мембран большинства животных клеток. Превращение же арахидоновой кислоты в простагландины, ее высвобождение из клеточных мембран происходит под влиянием фосфолипазы А2. Вышеприведенные данные достаточно полно и исчерпывающе объясняют болевой эффект пчелиного яда, попавшего в организм. Однако парадоксальность ситуации заключается в том, что вслед за болью при ужалении наступает потеря чувствительности окружающих тканей. Более того, практически все лекарственные средства на основе пчелиного яда обладают общим свойством—способностью уменьшать болевые ощущения организма на разные болевые раздражения, т.е. имеют обезболивающие свойства. Эта способность пчелиного яда была замечена очень давно и активно использовалась и используется как в народной, так и официальной медицине. Однако механизм этого эффекта практически не изучен и был непонятен до недавнего времени.
Анализ механизмов обезболивающего действия пчелиного яда осложнялся тем, что почти сто лет царила полная неизвестность в той области физиологии, которая занималась проблемами боли и обезболивания. Лишь совсем недавно нейробиология обогатилась целой серией открытий в этой области. Продолжение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *