Отрыв жала и гибель пчелы при укусе

Почему пчела гибнет при укусе? Интересен вопрос об эволюционной целесообразности такого способа защитыотрыв жала и гибель пчелы в результате своеобразного и уникального физиологического акта. Его можно рассматривать как пример несовершенства аппарата — неприспособленность пчелиных к встрече с появившимися в эволюции млекопитающими (Фриш, 1935). Такого мнения придерживается, в частности и СВ. Пигулевский (1975). Автор полагает, что зазубренность жала существовала задолго до появления млекопитающих, а не возникла как приспособительный признак, и потеря жала— это следствие неподготовленности пчел к появлению млекопитающих. Пчела совершенствовалась в защите от обычных врагов — членистоногих, при ужалении которых жало не отрывается. Пчела, проколов хитиновый, неэластичный и неволокнистый покров, может извлечь его обратно, оставаясь живой. Однако есть и другая точка зрения иа этот счет. Например, Н.М. Артемов (1949) считает, что третичный период был эпохой стремительного развития млекопитающих и в то же время эпохой первого появления пчелиных — т.е. эволюция пчел и млекопитающих происходила одновременно. В процессе борьбы с такими крупными, сильными и хорошо защищенными врагами, как млекопитающие, среди которых было много древесных, лазающих форм, часто встречающихся и даже конкурировавших из-за мест поселения в дуплах, повышение эффективности ужаления в результате автотомии (автоотрыва) жала оказалось более выгодным, чем гибель некоторого числа работниц, защищающих семью. Такая гибель не могла иметь большого значения при многочисленности рабочих особей, к тому же бесплодных, в пчелиной семье. Поэтому естественный отбор закрепил у рабочих пчел способность к автономии жала.

Подобную точку зрения подтверждают и исследования Ритчеля (Rietschel, 1937), в которых было показано, что отрыв жала представляет собой специальное выработанное приспособление. Автором описаны специальные изменения морфологии, облегчающие отрыв жала — сильное развитие зазубрин на колющих щетинках, истончение хитинового соединения и инволюция мускулатуры, связывающей жалящий аппарат с абдоминальными сегментами и др.

Таким образом, способность пчел отрывать жало при ужалении млекопитающих должна, по мнению авторов, рассматриваться не как примитивный признак, свидетельствующий о несовершенстве этого органа, а как вновь приобретенный признак, дающий пчелам преимущество в борьбе за существование, так как он обеспечивает наиболее эффективное использование жала, как орудия борьбы с главными врагами пчел. Н.М. Артемов полагает далее, что эволюция жалящего аппарата пчел происходила в направлении приспособления его к защите именно от млекопитающих, а не каких-либо других животных. Усовершенствование структуры и функции жала развивалось параллельно развитию определенных инстинктов. Широко известно, что запах кожных выделений млекопитающих сильно раздражает пчел, и сторожевые особи агрессивно устремляются в направление запаха. Точно так же движущиеся предметы темной окраски (характерной для млекопитающих) всегда больше раздражают пчел, чем светлой. Создающееся впечатление, что пчелы «запутываются» в волосах, можно расценить и иначе: пчела, попавшая в волосы человека или животного, не пытается выбраться на свободу, а всегда стремится достигнуть кожи, чтобы ужалить.
Вместе с усовершенствованием жалящего аппарата усложняется и сам ядовитый секрет — в направлении более эффективного поражения млекопитающих, сложно устроенных, крупных животных. Для поражения их нервной системы потребовалась целая система компонентов, позволяющая ее достигнуть и поразить. На базе имеющихся нейротоксических компонентов конструируются вещества, позволяющие воздействовать на рецепторный аппарат — вызывать болевое ощущение, облегчить проникновение в кровеносные пути, по которым легче и быстрее достигнуть важнейших нервных центров, разрушить околоклеточные барьеры в виде соединительной ткани, наконец, эффективно разрушить оболочки клеток и их органеллы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *