Реакции сердечно-сосудистой системы на яд пчел (продолжение)

Начало. Уменьшение сократительной активности сердца вполне согласуется с установленным на изолированном сердце прямым угнетающим эффектом яда. Вместе с тем, в целостном организме к этому эффекту присоединяется и нейрорефлекторное действие яда. В частности, возникающая брадикардия опосредуется рефлексами с сосудистых хеморецепторов и предотвращается ваготомией. Гипо-тензия имеет, в основном, гистаминзргический механизм и блокируется антигистаминными агентами. В дальнейшем она может поддерживаться за счет уменьшения массы крови вследствие выхода плазмы из кровеносного русла.
Однако было бы преждевременным делать вывод о кардио- и вазодепрессивном действии пчелиного яда при попадании его в организм, несмотря на общепризнанные факты и приведенный выше анализ этих фактов. Дело в том, что они входят в некоторое противоречие с другими наблюдениями. В частности, как было описано выше, пчелиный яд и мелиттин могут оказывать и стимулирующее действие на сердце и гладкую мускулатуру сосудов. Кроме того, ввиду выброса массивных концентраций сосудосуживающих медиаторов и гормонов в кровоток при действии пчелиного яда можно предположить, что артериальное давление и сердечная деятельность должны повышаться. Имеются и единичные наблюдения на этот счет. Так, Kaplinsky et al. (1977), вводя собакам малые дозы яда (0,1-0,2 мг/кг), наблюдали повышение давления в аорте и левом желудочке сердца. Кроме того, нами и рядом других авторов при анализе гипотензивных реакций отмечалось, что иногда вслед за восстановлением исходного артериального давления после реакции гипотензии на. пчелиный яд возникала гипертензивная реакция.Учитывая вышеизложенное, мы провели специальные исследования по анализу этих реакций. Прежде всего, мы попытались исключить рефлекторный компонент, основанный, по нашему мнению, на попадании больших концентраций яда в кровоток при одномоментном введении. Это подтверждается данными Корневой (1970), показавшей, что при введении яда через катетер непосредственно в правое предсердие реакция гипотензии резко усиливалась. Поэтому для достижения указанной цели пчелиный яд вводился нами наркотизированным кошкам капельно, со скоростью I мл/мин, при достижении токсических концентраций в крови через 55-60 мин. В этих условиях реакция гипотензии на малые и средние дозы яда полностью отсутствовала. Было установлено, что через 5-10 минут после начала титрования появлялась незначительная брадикардия, но увеличивалась амплитуда электрокардиограммы и возрастало пульсовое давление. В дальнейшем, по мере поступле-Ния яда в кровоток, на фоне практически неизменных уровней ар-
териального давления и дыхания, возникали нарушения сердечной ритмики в виде экстрасистол и аритмий. Следующим проявлением токсического действия яда было внезапно наступающее прекращение дыхательных движений. И лишь только после этого прогрессивно падало артериальное давление и развивались гипоксические изменения сердечной деятельности (рис. 5).
Таким образом, при отсутствии рефлекторных реакций на введение яда малые дозы яда вызывали кардиостимулирующий эффект и не снижали артериального давления животных.
В ходе экспериментов было отмечено, что у животных, у которых исходное кровяное давление было снижено, малые и средние дозы пчелиного яда одновременно с кардиостимуляцией приводили к возрастанию артериального давления по сравнению с исходным, причем гипертензия поддерживалась на протяжении всего периода титрования вплоть до нарушения дыхания. Поэтому в дальнейших опытах мы изучали введение яда в условиях искусственной
гипотензии, вызываемой кровопусканием или большими дозами наркоза. В этих опытах было установлено, что пчелиный яд как при одномоментном, так и при капельном введении вызывает четко выраженную гипертензивную реакцию. В табл. 3 приведены ко-личественные данные величин системного артериального давления (САД) у животных с исходным уровнем выше или ниже нормального при капельном введении яда.Обсуждая полученные результаты, следует указать, что все сосудистые реакции осуществляются гладкомышечными клетками стенок сосудов. При этом основными эффекторами клеток являются адренореактивные структуры мембран — адренорецепторы. Показано, что в системных сосудах относительно больше а-адреноре-цепторов, возбуждение которых приводит к сокращению мышц, соответственно сужению просвета сосудов — подъему артериального давления. Наоборот, возбуждение р-адренорецепторов приводит к расслаблению мышц — расширению сосудов — падению кровяного давления. Показано также, что р-адренорецепторы более чувствительны к катехо л аминам, и поэтому малые дозы, например, адреналина будут вызывать падение давления, а большие — его увеличение. В связи с указанными механизмами можно объяснить сосудистые реакции на пчелиный яд с этих позиций.
При относительно высоком сосудистом тонусе (нормотснзия) введение яда и выбрасываемые эндогенные адреналин, кортизол и Др. приведут к возбуждению более чувствительных р-адренорецеп-торов и, соответственно, падению давления. Вслед за этим в возбуждение вовлекутся а-адренорецепторы и реакция сосудов окажется суммированной. В случае нормотензии — это может проявиться в виде гипертензии последействия или вообще не проявиться. В случае же исходно пониженного артериального давления и, соответственно, настроенной на восстановление нормотензии высокой чувствительности а-адренорецепторов, они возбуждаются в пер-
вую очередь, приводя к подъему артериального давления после введения пчелиного яда.
Высказанное предположение было подтверждено нами в опытах на животных, у которых посредством предварительного введения резерпина или удаления надпочечников истощали эндогенные катехоламины. В этих случаях существенного подъема артериального давления в ответ на введение пчелиного яда зарегистрировано не было. С другой стороны, первоначальная гипотензивная реакция предотвращалась в опытах предварительным введением р-адреноблокаторов — пропранолола. Таким образом, можно заключить, что сосудистые реакции на введение пчелиного яда являются результирующими многих процессов, и конечный результат будет зависеть как от соотношения гистаминэргических и катехоламинэргических реакций, так и от исходного состояния сосудистого тонуса. Ясно, что исходное состояние уровня кровяного давления будет определять чувствительность гладкомышечных эффекторов сосудистых стенок — альфа- и бета-адренорецепторов, гистаминорецепторов и т.д. С другой стороны, попадание в кровоток локальных концентраций при одномоментном введении или пчелоужалении может вызвать возбуждение хемореактивных сосудистых зон, направленное на защиту организма от распространения токсина к важнейшим органам. Например, установленное Артемовым, Зевеке (1967) сужение легочных сосудов кошек при внутривенном введении яда, приводящее к рефлекторному падению давления в большом круге кровообращения, — это типичная реакция защиты. При этом токсический агент задерживается в венозной части и не проходит через малый круг кровообращения в систему мозговых, коронарных и других сосудов важнейших органов. Соответственно, поступление в кровоток малых концентраций яда, не приводит к рефлекторным реакциям защиты, и результирующий эффект будет обеспечиваться соотношением чувствительности и развития во времени реакций гладко-мышечных эффекторов к токсинам яда и эндогенно выбрасываемым в кровоток биогенным аминам и т.д. Продолжение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *